Празднично-медицинское

Все имена изменены, но совпадения неслучайны.

Учась курсе на третьем-четвертом, мой одноклассник Дима Орлов предложил как-то отпраздновать Новый год в одном из заведений Москвы, где должно было состояться небольшое его выступление: параллельно с учёбой он энергично осваивал нелегкую профессию бармена, увлекшись искусством смешивания коктейлей (в чем впоследствии немало преуспел, кстати). Как он сам выразился, в тот вечер он планировал «немного покидать бутылки».

По окончании школы Орлов пошел по семейным стопам, поступив в медицинский институт на факультет травматологии. Несколько лет спустя, я по ТВ, в новостях, увидел репортаж, в котором сообщали, что прошедший недавно чемпионат мира среди барменов выиграл «Дмитрий Орлов, врач-травматолог из Москвы».

Мы отправились праздновать компанией, вместе с моей старшей сестрой и парой диминых однокурсников. Тот вечер был прекрасен, мы отлично отметили, Дима отлучился на своё выступление совсем ненадолго и вскоре вернулся к нам за стол. Мы посидели еще какое-то время, и тут он обмолвился, что наш с ним одноклассник Вася Ельцин в этот вечер вынужден работать. Кому понравится работать в новогоднюю ночь?

Поскольку в нас на тот момент уже что-то плескалось, было решено доехать до Васи и поздравить его с Новым годом, немного скрасив суровые часы работы в мортуарии (пикантности ситуации добавляло то, что Вася работал санитаром в морге одной из московских больниц).

Поймав такси, мы направились к больнице. Смутно помню как именно мы попали на территорию, но довольно быстро нашли нужный нам корпус, двери в него оказались незапертыми. Думаю, что и в обычные дни в таком учреждении малолюдно, а тогда жути добавляла пустая полутьма коридоров. Ориентируясь по звукам, было найдено нужное нам помещение, где мы застали весьма «тёплого» Васю который, очевидно, совсем не ожидал визитов. «У нас с собой было», Василий из холодильника метал на стол оливье, заботливо приготовленное его мамой. По мере употребления мы временами ловили тишину, хотя и пытались всячески балагурить.

Вася, будучи здорово навеселе, потихоньку стал подбрасывать разные специфические истории из своей трудовой деятельности. Начал, как водится «от Адама». Поступив на работу в морг, «молодой» специалист подвергается «прописке», суть которой заключается в элементарном возлиянии. «Старички» имеют достаточный опыт и соответствующего размера печень, так что как только молодой пьянеет, с ним обязательно должны сыграть какую-то шутку. Со слов моего одноклассника, его организм оказался не готов к принятым у коллег дозам и довольно быстро он уснул. Проснувшись от озноба, он осознал что ему как-то совсем непривычно и неудобно лежать. Вокруг царила темнота. Приподнявшись на локте, когда глаза немного адаптировались, он понял, что добрые коллеги отнесли и положили его на мраморный прозекторский стол, а под голову подсунули традиционный деревянный чурбак. По васиным словам выходило, что это был вполне деликатный вариант «прописки».

Мы продолжали болтать обо всем на свете, Вася сыпал бесконечными историями про больницу и морг. С учетом того, что и ребята учились в медицинском, для них вся эта тема была не в новинку: как-никак проходили практику в анатомическом театре. Они из ребят с кем мы приехали, Денис, вызвался провести мне экскурсию и показать, что и как. Деловито, густо пересыпая свой рассказ медицинскими и прочими специальными терминами, Денис открывал дверцы холодильных шкафов (по счастью, в них было пусто), рассказывал об используемых инструментах и тому подобное. Я с тревогой ждал, как отреагирует на это мой желудок: удивительно, но вёл он себя очень достойно.

Когда мы вернулись обратно в «каптёрку», мы застали прежнюю картину: Василий травил байки, моя сестра испуганно закатывала глаза и ойкала, Орлов от души смеялся. После очередного пассажа, сестра еле-еле смогла вымолвить «Вася, пожалуйста, водички» (очевидно готовясь лишиться чувств). Радушный хозяин налил стакан воды. Пока сестра тянулась за ним, Орлов с ухмылкой спросил: «Ну вода-то хоть свежая?» - «Свежая, свежая, вчера только холодильники размораживали…». По счастью, обморок был недолгим.

Денис решил усугубить и предложил посмотреть холодильную комнату, которая в типовых моргах расположена в подвальном помещении, и мы пошли к лифту. В тот момент комната не использовалась, т.к. в ней как раз меняли холодильное оборудование.

Вася нас сопровождал, рассказывая веселейшую, на его взгляд, историю о том, как мастера-холодильщики, приехавшие на демонтаж, ударно поработав в первый день, столь же ударно отметили начало «проекта». Перепившись, они забылись тревожным сном. Разбудили их странные звуки, гулко раздававшиеся на все здание морга.

Источник был непонятен. Глухой набат шёл откуда-то из подвала. Мужики поднялись, и чутко прислушиваясь, пошли по коридору. Удары раздавались из лифтовой шахты. Тревога нарастала. Трое смельчаков зашли в лифт и спустились этажом ниже. Звук электромоторов, казалось, перекрывал звук громких ударов. Но нет, действительно все стихло. Дальше все напоминало кадры из фильмов ужасов: отрытые двери лифта и падающий из него свет, выхватывающий небольшой кусок совершенно чёрного коридора. Где-то там, в непроглядной тьме, находится металлическая дверь, за которой скрывается комната-холодильник.

На этом моменте рассказа, я ясно представил себе голос, читающий речитативом текст в конце песни Майкла Джексона «Thriller»:

…And though you fight to stay alive

Your body starts to shiver

For no mere mortal can resist

The evil of the thriller…

Воистину, ни один смертный не может противостоять ужасу триллера. Я прямо-таки слышал демонический смех, завершающий эту песню.

«Баммммм!!!! Баммм!!!! Бам!» - изнутри холодильной комнаты раздались мощнейшие удары. Трое мужиков похватали обрезки труб, валявшихся в коридоре после демонтажа и приготовились отражать атаку неведомого зла. Хмель выветрился моментально, в этом нет ни малейших сомнений.

Что же было источником этих ударов? Да ничего сверхъестественного – четвёртый «холодильщик», которого по окончании работ остальные три пьяных оболтуса банально забыли внутри помещения. Проснувшись и обнаружив себя в совершенной темноте (свет-то включается только снаружи, да и дверь изнутри холодильной комнаты открывать как бы не предполагается), он наощупь нашёл выход и начал колошматить в дверь. Сколько времени он долбил – одному Богу известно, но после такого шока немудрено и бросить пить. Навсегда и совсем.

Интересное еще здесь: Умы.

Празднично-медицинское.




Закрыть ☒